ЦЕНТР ВИЗУАЛЬНОЙ АНТРОПОЛОГИИ
 

 
Фестивали 

 

О визуальной антропологии можно говорить и писать, но нельзя обойтись без показа фильмов. И самым ярким и эффективным способом представления визуальной антропологии являются фестивали, во время которых появляется возможность вести диалог не только с экраном, но и с авторами фильмов. В этом случае зритель может общаться с экранными образами традиционной культуры и с людьми, прямо причастными к созданию этих образов. Особенно важна эта дополнительная информация для тех, кто в дальнейшем предполагает использовать экранные материалы в своей работе. Сочетание привычных фестивальных форм с формами научной коммуникации (семинарами, мастер-классами, конференцией) делает это общение особенно продуктивным.

Во многих странах фестивали визуальной антропологии имеют достаточно длительную историю. Только в Европе постоянно работают около 30 фестивалей. Один из старейших фестивалей в Париже в прошлом году отметил свой 25-летний юбилей. В течение последнего десятилетия новые фестивали появились в странах Восточной Европы, в Китае, Индии и т.д. С развитием визуальной антропологии связываются надежды на формирование взаимопонимания и доброжелательности в современных условиях обострившегося процесса столкновения интересов представителей разных национальностей и вероисповеданий. Московский международный фестиваль-биеннале визуальной антропологии начал работать с 2002 года.

В отличие от фестивалей, имеющих длительную историю существования, молодой московский фестиваль ставит задачу знакомства массовой аудитории с относительно новым для России направлением культурной деятельности. Поэтому помимо собственно профессиональных проблем большое внимание уделяется популяризации идей и материалов визуальной антропологии, рассмотрению ее социо-культурных перспектив.

За последние годы визуальными антропологами во всем мире накоплен значительный архив экранных материалов, который с успехом может быть внедрен в культурно-просветительский процесс, как учебных заведений, так и исследовательских организаций, музеев, СМИ, и потенциал которого еще недостаточно оценен. Поэтому главной целью в настоящий момент является продвижение идей и продуктов визуальной антропологии в научно-гуманитарную и педагогическую аудитории, демонстрация ее возможностей студентам и школьникам, всем, кто занимается разного рода культурологической деятельностью.

Два первых московских фестиваля прошли под девизами «Диалог чужих миров» (2002 г.) и «Традиция и объектив. В поисках цельности» (2004 г.). Первый фестиваль ставил задачу показать многообразие и красоту культурной палитры мира, выявить глубинное единство внешне разобщенных народов. Второй — пытался обратить внимание на плодотворность обращения к традиционным истокам культур, на необходимость их сохранения с целью духовного обогащения современного человека. В то же время оба фестиваля ставили целью привлечение внимания к возможностям визуальной антропологии как можно более широкого круга зрителей.

Эти задачи остались актуальными и для третьего фестиваля. Но, помимо того, центром рассмотрения стала узловая проблема визуальной антропологии, включающая весь спектр разнообразных проявлений этой деятельности, а именно — позиция человека с камерой, которому представители одной культуры доверяют формирование ее образа, предъявляемого представителям других культур.

Особенностью визуальной антропологии является ее принципиальная «интерактивность», ибо создание антропологических фильмов — это не столько реализация творческих замыслов режиссера, а исследование — общение. Это построенное по определенным правилам «вхождение» внутрь иного культурного мира или же обратное движение — выход во внешний мир из размыкающегося круга этнически ограниченного сознания. Все зависит от точки зрения — от того, в чьих руках оказывается камера. Принципиальная коммуникативность визуальной антропологии продолжается и на следующем этапе — демонстрации «продукта»-фильма и его обсуждении в зрительской среде и на сессиях мастер-классов для студентов и широкой аудитории.

От того, как визуальный антрополог понимает характер своей ответственности, насколько владеет операторским мастерством и насколько глубоко знаком с культурой, в которую входит, какие чувства при этом испытывает и как они преломляются в его творчестве, зависит качество и уровень съемки, на основе которой он будет готовить материал для публичного представления. Все дальнейшие действия, которые он должен будет производить, чтобы добиться главной цели — осуществления экранного диалога культур — в конечном счете, также будут определяться тем, как он осознает свою посредническую роль.

Поэтому Третий Московский фестиваль визуальной антропологии 2006 года прошел под девизом «Камера-посредник».

Лейтмотивом отобранных для программы фильмов, дискуссий, семинаров и конференции стал акцент на гуманитарном потенциале традиций органичного существования человека в различных природных и социальных условиях; на ответственности человека с камерой, допущенного в жизнь сообщества; на осознании задачи объективного и доброжелательного формирования образа конкретной культуры с целью осуществления диалога с представителями других культурных сообществ; на необходимости выработки новых подходов к экранному отображению современной жизни, в том числе, представителей малочисленных коренных народов.

Актуальность обсуждавшихся проблем, их связь с творческими задачами, встающими перед создателями фильмов, охват всего спектра вопросов разнообразной деятельности в рамках визуальной антропологии привели организаторов фестиваля к решению оставить девиз «Камера-посредник» для всех последующих Московских фестивалей и конференций, проходящих в их рамках.


 

 

 
Вверх

2007—2012 © Анастасия Каспарова